вівторок, 27 листопада 2012 р.

Усиление КНБ в Казахстане

На минувшей неделе случилась очередная реконфигурация политического поля, слабо отмеченная аналитиками и масштабно артикулированная только одним экспертом – казахстанским представителем Ассоциации приграничного сотрудничества Маратом Шибутовым. Речь идет о ряде поправок в казахстанское законодательство, суть которых сводится к усилению силовиков. Иначе говоря, Казахстан входит в новую эпоху, которая будет характеризоваться резким доминированием чекистов. 

По нашему мнению, это может означать только одно: республику снова ждет виток громких противостояний и динамичной борьбы за власть. Усиление в раскладах Изменения предстоят масштабные. Фактически Комитет национальной безопасности в рамках борьбы с терроризмом возьмет под контроль самые важные участки жизни казахстан­ского общества – от средств массовой информации до супермаркетов. От частных охранных предприятий до некоторой части пенитенциарной системы. От важных общественных объектов до некоторой части региональной политики. При этом важно подчеркнуть, что полномочия не будут распыляться: большую их часть, если не все, перетягивает на себя КНБ, который в случае принятия законопроекта (сейчас он одобрен нижней палатой парламента) станет очень мощным органом. Что уж говорить, если КНБ будет в состоянии ввести военное положение по всей стране или в каком-то из регионов! О важности реформы говорит даже отношение к пенитенциарной системе – фактически чекисты будут контролировать даже ее, создавая свои собственные тюрьмы для религиозных экстремистов и террористов. Более того, вводится понятие идеологии насилия, что, по Шибутову, означает только одно: преследоваться будет уже не столько деяние (подготовка к террористическому акту или сама акция устрашения), сколько именно идеология терроризма, что существенно развяжет руки чекистам. Также, согласно вносимым законодательным поправкам, преследоваться будут физические лица, замеченные в симпатиях к террористам. Фактически такая административная мера, как штраф, будет исключена из соответствующего свода законов, а вместо этого КНБ получит право сажать физических лиц, причастных к терроризму. Все эти меры в совокупности делают, по мнению Шибутова, председателя КНБ если не вторым, то третьим или четвертым по степени влия­ния человеком в стране, что существенно меняет всю политическую карту республики. И даже больше – создает дополнительные конфликт­ные ситуации, связанные с распределением властных полномочий. А это, в свою очередь, сильно повлияет на конфигурацию власти в Астане, делая Комитет нацбезопасности одним из самых значимых факторов игры между политиками.   Усиление в умах Прежде чем поразмышлять над создавшейся политической ситуацией, хотелось бы проговорить одну важную вещь. Прецедент с законопроектом ни в коем случае нельзя назвать следствием борьбы, которую приписывают Аслану Мусину и Нуртаю Абыкаеву. Понятно, что есть соблазн вспомнить версии и предположения относительно их противостояния, пока Мусин был руководителем администрации главы государства, тем более что конфликт тогда действительно имел место. Но, по нашему мнению, изменения политического поля начались вовсе не в момент пика противостояния, а несколько раньше – со смертью Сарыбая Калмурзаева, которая немного сдвинула, как это бывает, внутренние договоренности. В итоге, по различным свидетельствам, без важной поддержки оказались, например, южане – это хорошо видно по проблемам, которые преследуют Умирзака Шукеева, несмотря на очень высокий занимаемый пост. Отсюда же вытекает и довольно неожиданное усиление карагандинских ребят во власти, а также, что очень важно, резкое ослабление финансовой полиции, которая еще вчера рассматривалась в качестве противовеса Комитету национальной безопасности. Но еще любопытнее то, что в случае принятия поправки об усилении роли КНБ усилится разлад в самом сердце президентской команды – АП. Дело в том, что формально, согласно положению об администрации президента страны, КНБ подчиняется напрямую руководителю этого ведомства. О размытых взаимоотношениях на самой верхушке властной вертикали обозреватели Central Asia Monitor говорили с главным редактором биографического сборника “Кто есть кто в Казахстане” Данияром Ашимбаевым еще на прошлой неделе – и даже тогда выходило, что идеологическая сфера работает под руководством сразу нескольких высокопоставленных чиновников. А теперь в этой отрасли будут работать еще и чекисты.   Усиление в регионах А главное, если сбудется наш прогноз и КНБ будет “весить” больше, чем Совет безопасности, то в системе может начаться самый настоящий разброд и шатание. Не имея противовеса в лице других силовых структур, даже вместе взятых, КНБ рискует превратиться в пулю со смещенным центром тяжести – а в условиях казахстанской управляемости это может сыграть как на руку государству, так и против него. Не дай Бог, что-то случится с Нуртаем Абыкаевым – какими могут быть последствия, если структура со столь широкими полномочиями достанется любому из других “соратников” президента? Нуртай Абыкаев известен своей взвешенностью и личной преданностью главе государства, и только этот факт может примирить соперников во власти с растущим влиянием ведомства. Но, скорее всего, в ближайшее время стоит ожидать волны негатива в сторону чекистов, поскольку традиции казахстанской политики не позволяют делать шаг из строя равновеликих в сторону главы государства. Не менее интересен и региональный аспект сотрудничества КНБ с акиматами. Согласно законодательству, в регионах будут созданы антитеррористические центры, которые возьмут на себя широчайшие полномочия – в том числе и идеологические, как мы говорили выше. И то, что в принципе еще возможно в Астане (сосуществование нескольких и более сильных фигур на одном поле), в региональном формате может дать еще более мощный результат: чекистам начнут противодействовать на всех уровнях власти – а в ответ получат только репрессии и жесткое отношение к региональному сепаратизму. В этом смысле остается только надеяться, что у исполнительной власти и силовиков хватит выдержки и, скажем, на западе страны они не станут дублировать функции друг друга, внося смуту по всем направлениям государственной политики. В общем, новый закон пока соткан из одних только вопросов – ведь президент давно уже не позволял себе резко усиливать полномочия каких-то органов, не выстраивая соответствующего противовеса. А его в данном случае нет или, во всяком случае, пока не видно. А значит, под вопрос ставится само существование системы – ведь, выстраивая мощное силовое ведомство, Нуртай Абыкаев сейчас буквально подкладывает мину замедленного действия в номенклатурную цепочку, подменяя своим ведомством сразу несколько профильных структур от МВД до министерства обороны. И происходит это все на фоне 2014 года, когда, по мнению региональных наблюдателей, начнется дестабилизация. Причем есть один занятный момент: если силовики готовятся именно к “проблеме 2014″, то КНБ ожидает еще ряд пертурбаций и еще более резкое усиление полномочий. А всем остальным придется с этим как-то жить.

Немає коментарів:

Дописати коментар