неділя, 30 червня 2013 р.

Таджикистан: Медленный прогресс в запрете детского труда

Таджикистан: Медленный прогресс в запрете детского труда

План действий по реализации международной конвенции обсуждается до сих пор.


 Детский труд – обычное явление в Таджикистане и проявляется в разных формах, но, по словам властей, они намерены прекратить его с помощью национальной стратегии, которая начнет действовать в следующем году.
Школьники до сих пор направляются на сбор хлопка каждую осень. Другие – обычно из более бедных семей – бросают учебу и продают мелкие товары на улицах города и на рынках, толкают тачки и собирают за проезд в автобусах. Они – результат двух десятилетий, в течение которых Таджикистан, получивший независимость, восстанавливался после гражданской войны, а затем от продолжительного экономического кризиса.
Не считая рисков - начиная от случайных повреждений до жестокого обращения - такие дети упускают возможность учиться, которая может предложить им другие карьерные возможности, кроме низкооплачиваемого ручного труда.
 B сельских районах дети фермеров занимаются ручным трудом круглый год, а не только в период сбора урожая. Чиновник из министерства здравоохранения Махмадшариф Атоев говорит, что данный цикл работ и отсутствие обучения, которые он предполагает, легко приводит несовершеннолетних, а особенно девочек, к кабальному труду.
«Я убежден, что дети не должны превращаться в рабов в своих семьях. Вспомните советский период, когда ручной труд использовался меньше, чем сейчас в хлопчатобумажной промышленности, - спрашивает Атоев. - Где хлопкоуборочные машины, которые делали всю работу по всей стране? Мы разделили [колхозы] на все эти мелкие фермерские хозяйства. Посмотрите, и вы увидите, что в них работают в основном женщины».
Таджикское законодательство запрещает нанимать детей младше 15 лет. Кроме того, страна ратифицировала международные конвенции, запрещающие использовать наемный труд несовершеннолетних детей и использовать молодежь в тяжелом ручном труде.
Таджикистан подписал международную Конвенцию о наихудших формах детского труда, которая требует от государств принимать меры по искоренению детского рабства, принудительного труда, проституции и работ, которые вредны для здоровья, безопасности или морального состояния детей – и в 2005 году он внес изменения в собственный трудовой кодекс, стремясь еще больше защитить работающих подростков.
Шестилетний «Национальный план действий» по реализации конвенции находится на рассмотрении и должен быть принят до конца текущего года.
Эксперт по вопросам детского труда Джамшед Куддусов отмечает разногласия между национальным законодательством и конвенцией.
«В таджикском законе не упоминаются термины «детский труд» или «наихудшие формы детского труда». И поскольку нет терминологии, нет и подходов к их решению или к формированию политики, - говорит он. – Естественно, мы ратифицировали конвенции, но они должны быть внедрены в наше собственное законодательство».
Куддусов добавил, что, несмотря на то, что текущее трудовое законодательство требует составить список работ, являющихся опасными и вредными для несовершеннолетних, список так и не был составлен. «Если у нас не будет списка, у нас не будет инструмента по реализации политики», - говорит он.
Однако начальник отдела социальной политики министерства Киёмиддин Миралиев, отвечающий за молодежь, заявил, что нет необходимости поспешно принимать новый закон, поскольку в разных частях законодательства уже имеются отдельные статьи о детском труде. Он порекомендовал создать буклет с указанием таких статей в качестве руководства для официальных лиц.
Тем временем в обязанности правоохранительных органов входит определение и задержание работающих несовершеннолетних.
Чиновник министерства внутренних дел Зебониссо Холдорбекова заявила, что правоохранительные органы регулярно задерживают сотни молодых людей, моющих машины, собирающих оплату за проезд в автобусах и продающих полиэтиленовые пакеты.
«Многие из них из больших семей. Их мать дома с маленьким ребенком, а отец – инвалид. Как мы можем запретить им работать? – спрашивает она.
(Радиоверсию данной статьи на русском и таджикском языках можно послушать здесь.)
Хуршед Дурахш – радиожурналист в Таджикистане, прошедший тренинг в IWPR.

Немає коментарів:

Дописати коментар