середа, 5 грудня 2012 р.

БЫЛ ПРИКАЗ СВЕРХУ - ЗАКРЫТЬ АВДЮКОВА


В Петропавловском городском суде уже восьмой месяц продолжается полицейская расправа над Денисом Адюковым инвалидом первой группы по зрению. Обвиняют его в похищении людей с дальнейшим вымогательством, причем эти злодеяния он умудрялся якобы совершать, будучи слепым. Удивительным является то, что за подсудимого ходатайствует сам начальник следственного изолятора подполковник Рустам Ахметжанов. Обвинение строится на показаниях потерпевших, которые на суде отказываются от них, а начальник по следствию, заявляет, что ей не нужно было устанавливать даты преступлений, и другие следственные мероприятия, а другой следователь вообще ранее судимый.
Потерпевшим угрожали полицейские, а Денис не причем 

Дело уже давно могло развалиться в суде, если бы судья давала должную оценку показаниям якобы потерпевших, которые прямо заявили о том, что они были вынуждены оговорить Авдюкова под оказываемым на них давлением. Судебное разбирательство с каждым процессом все больше становится похожим на расправу. Вскрываются новые факты. Оказывается, показания, как потерпевших, так и свидетелей, во время следствия довались под давление сотрудников УБОП ДВД СКО, и теперь кто-то начинает путаться в них, а кто-то кардинально меняет их и говорит, что солгать вынудила полиция.
Один из таких потерпевших Александр Бархатов, заявивший, что: «Ничего этого не было, меня попросту заставили оговорить Дениса. Я все это придумал. Показывали фотографии и говорили написать, что вот он был». Эти же показания подтверждает его сестра, проходящая в качестве свидетеля Татьяна Мубаракшина: «Ни каких угроз от подсудимых или их родных не было, угрозы были только от полицейских. Борцы с организованной преступностью приезжали к нам домой, и силой заставляли ехать в ДВД и писать заявление на АВДЮКОВА. Брат мне говорил, что АВДЮКОВ его не бил и не присутствовал при этом».
Но еще красноречивей говорят действия другого потерпевшего Александра РЫНДИНА, которому суд для повторного допроса никак не никак не может обеспечить явку, но тот исправно пишет ходатайства. Где признается в том, что: «был вынужден оговорить, меня никто не похищал, это УБОПовцы оказывали на меня давление, а также было обещано денежное вознаграждение». На суде другой подсудимый Роман ЗАВЬЯЛОВ задался вопросом, как такое может быть, что в протоколах судебных заседаний пишется иное, чем озвучивалось: «РЫНДИН на вопрос прокурора и Дениса, руководил ли последний избиением и похищением ответил что «НЕТ!», но в протоколе сказано - руководил, но сам не избивал. На что судья Айгуль МОЛДАБАЕВА, ответила: «Такого не может быть, протокол составляется секретарем, с использованием аудиозаписи процесса».
Но это не единственные мистические явления, творящиеся со звуком. Процессом ранее она вообще не производилось, причем в тот самый день, когда пришел давать свои показания гражданский активист Вадим КУРАМШИН, хотя перед началом, судья предупредила что ведется видео и звукозапись. Показания были по поводу одного из эпизодов инкриминируемого АВДЮКОВУ, совершенное якобы в ночь с 30 на 31 декабря 2011 года. В тот самый момент, когда они собрались в Петропавловском ресторане «Континент», куда так же пригласили и меня, чтобы проводить «старый год», и заодно побеседовать с АВДЮКОВЫМ о состоявшемся на него ранее покушении, и пытках которые он испытывал, отбывая прежние наказания. Но и это не все в тот самый момент в «Континенте» отдыхал и может подтвердить это начальник Управления собственной безопасности прокуратуры СКО господин БАБИРОВ. Но его в суд до сих пор так и не вызывали, а наоборот хотят без допроса лишних свидетелей и потерпевших перейти к прениям сторон, чтобы поскорее закрыть дело.
Супруга Дениса АВДЮКОВА Елена РУКИНА в одном из интервью рассказала, что ей один из УБОПовцев, в личной беседе признался, что: «Был приказ сверху - закрыть АВДЮКОВА любой ценой», и теперь они ответственно отрабатывают данную установку.
Вадим КУРАМШИН высказал свое мнение о процессе: «На мой взгляд, в данной истории вступают в противоречия интересы УБОП ДВД СКО с прямо закрепленным конституционным правом АВДЮКОВА на получение необходимой медицинской помощи, т.е. если под угрозой жизнь и здоровье человека, государство должно предоставить все необходимые возможности для получения медицинской помощи. Но, к сожалению, в противостоянии полицейских и прав человека, победу одерживают первые».
Следствие ведет бывший зек
Но и это еще не все, и как сказала судья МОЛДАБАЕВА дальше больше.
В деле имеется заявление, и две объяснительные, в которых РЫНДИН, просит принять меры в отношении АВДЮКОВА и других подозреваемых. Но как оказывается эти документы не подписаны им собственноручно, и нет ни слова предупреждался ли он об ответственности о даче ложных показаний. И тут в игру включается еще более загадочная личность старший следователь Назар НУРЛАНОВ бравший эти показания. Оказывается, он был судим в 1998 году, и получил два с половиной года лишения свободы за кражу 160-килограммовой свиньи. И через семь лет таинственным образом сумел устроиться в полицию. Так бы и работал «вчерашний зек» в органах, если бы не всплыло другое не менее скандальное дело, которое также рассматривала госпожа МОЛДАБАЕВА. Им тогда удалось отправить за решетку потерпевшего - совсем дикость. Весной этого года, когда отец того осужденного ветеран МВД Еркен БЕЙСЕНБИН отдавший 15 лет службе, начал собственное расследование. Кто-то рассказал об этом самому НУРЛАНОВУ, тот поспешил ретироваться, и с честью уйти «по собственному желанию».
Адвокаты ходатайствовали о признании этик доказательств недействительными, согласно закону следователь не имел права работать в органах, и согласно 92 статьи уголовно-процессуального кодекса РК, они не могут признаваться законными. Но за «зека в погонах» вступается прокурор Азамат ЖАНСЕИТОВ. Приводит доводы что, уволился он сам, а наличие судимости прокурорская проверка не установила, так как в базе ЦПСИ он не значится как ранее судимый, но все это разбивается в пух и прах о приговор суда неправедному следователю.
Вообще поведение прокурора порой бывает странным, мало того что он считает АВДЮКОВА, вовсе и не слепым, а следовательно врачи и начальник СИЗО, попросту обманывают. Отказывает он в удовлетворении ходатайства общественного защитника, супруги Дениса Елены РУКИНОЙ, в необходимости вызвать свидетелем эксперта по зрению, микрохирурга Л. ЛЕОНТЬЕВУ, которая наблюдала АВДЮКОВА с момента потери зрения. Но прокурор не поддержал его, якобы подсудимый пытается ввести суд в заблуждение, и при этом сам переворачивает факты, говоря: «На одном из процессов Денис сказал, что в ночь с 30 на 31 декабря 2011 года, когда он был в ресторане, видел за соседним столиком отдыхающих девушек в масках». Хотя на самом деле Денис их не видел, а только слышал, а то, что это девушки и они в масках, сказала ему его жена.
Кроме всего прочего, это не все белые пятна в деле, где наследила «система раздачи сроков», так начальник по следствию Бибигуль КАРИЕВА, даже не удосужилась установить точную дату похищения АРЧАКОВА и РЫНДИНА, а записала все с их слов. Не проводила очной ставки между АДЮКОВЫМ и потерпевшими, и при этом не проверила, кому принадлежали телефонные номера, с которых звонили АРЧАКОВУ. Само же опознание проходило по фотографиям, к чему уже можно отнестись критически, согласно УПК РК: опознание проводится воочию, лично, и только за исключением таковой возможности, могут использоваться фотоснимки. За все следствие не было проведено не одного опознания и не одной очной ставки. При этом она сама на суде заявила что: - «Следователь должен обеспечить полноту, всесторонность исследуемого дела», а потом добавила, что: «Мне и не нужно было устанавливать дату преступления».
Медицинские процедуры - роскошь
В данный момент АВДЮКОВ без должного медицинского лечения просто напросто гниет в своей камере. И это вполне можно расценивать, если не как пытки, то, как жестокое и бесчеловечное обращение. С каждым днем вопрос сможет ли он видеть или останется слепым на все жизнь только нарастает, но судья Айгуль МОЛДАБАЕВА как и прежде отказывает в изменении меры пресечения. Хотя за Дениса хлопочут не только родные, но врачи Петропавловского Центра глаза «Айна-Көз», и даже сам начальник следственного изолятора ЕС 164/1 Рустам АХМЕТЖАНОВ, в чьем учреждении и содержится подсудимый. Последний в своих ходатайствах указывает, что - «К практической слепоте АВДЮКОВА Д. добавляется его болезненное состояние: постоянные боли в окончательно ослепшем глазе, воспаление второго. Часто требуется помощь врача-офтальмолога, днем и ночью, так как болезненные симптомы возникают неожиданно, при этом ежедневно только нарастают. Фельдшеры ИВС не имеют необходимых знаний и не в состоянии принимать экстренных решений по тактике и лечению специфических неотложных состояний. В результате чего он остается без должной помощи в моменты, когда необходимо срочно принимать меры и проводить лечение». Далее в ходатайстве АХМЕТЖАНОВ указывает что - «Дальнейшее его нахождение в следственном изоляторе невозможно, из-за практического отсутствия самообслуживания, что ведет к личной и социальной деградации, граничащей со стадией потери человеческого достоинства, а также отсутствия постоянной специализированной медицинской помощи, ведущей к ухудшению его состояния и к возможности вынужденного удаления обоих глазных яблок.
Денис регулярно (раз в три дня) должен проходить профилактический осмотр в Центре глаза «Айна-Көз», но и это постоянно нарушается. Ему каждые 10 минут необходимо проводить ряд медицинских процедур, но в камере такую роскошь не могут обеспечить. В документе повторного осмотра от 15 июня 2012 года, указывается что: «Отсутствие регулярного постоянного контроля, консервативного и оперативного лечения в полном объеме приведут к полной потере зрения единственного зрячего глаза. И для сохранения остаточного зрения единственного зрячего глаза, необходимо срочное повторное оперативное вмешательство в МНТК Микрохирургии глаза г. Екатеринбурга».
Мама Дениса Авдюкова Татьяна АВДЮКОВА рассказывает: - «7 сентября сына должны были вывезти в травматологию и вырезать дробь из головы, но так и не сделали этого, сейчас его мучает еще и сильная головная боль. Около трех месяцев фельдшеры изолятора нас водили за нос, говоря, что лечат образовавшийся на ноге ожог, довели до того что боль стала невыносима, и пришлось вывозить в больницу и делать операцию, там тогда сказали что сильно запустили. Помимо этого уже несколько раз прям на судебный процесс вызывалась скорая помощь, но и это, не в силах оказать какое либо влияние. Кроме этого он ранее перенес туберкулез, и проходил курс реабилитации, а весной должен был сниматься с учета в тубдиспансере, теперь мы боимся, что еще это заболевание может напомнить о себе. Ему делают флюорографию, но представляемые нам на обозрения снимки, странным образом показывают совершенно чистые легкие, как будто он и не болел никогда, это явная фальсификация».

P.S. Наблюдая за ходом судебного разбирательства, приходишь к выводу, что принцип презумпции невиновности здесь явно не работает, подозреваемые уже являются виновными, а дальше только дело времени. На последний процесс, который состоялся 17 сентября, снова не явились потерпевшие. Видимо в Петропавловском уголовном суде это в порядке вещей, судить по уже утвержденному сценарию, судья заявила, если в скором времени они не появятся, придется проводить прения сторон, и затем выносить приговор, якобы сроки поджимают. В таком случае, какой будет результат всем ясно…

Немає коментарів:

Дописати коментар