середа, 19 грудня 2012 р.

Женскому движению в Беларуси 20 лет

Женскому движению в Беларуси 20 лет?

http://n-europe.eu/article/2012/12/18/zhenskomu_dvizheniyu_v_belarusi_20_let

8 декабря 2012 года в Минске состоялась конференция, приуроченная к 20-летию женского движения: «Женское движение Беларуси: вызовы, достижения и перспективы». Это событие, в котором приняли участие лидеры и активисты общественных организаций, представители политических партий, эксперты в области гендерных знаний и гендерной политики, организовало «Женское независимое демократическое движение». Участники встречи обсуждали состояние женского движения в Беларуси, его достижения и перспективы развития, совместные планы действий для реализации Национальной гендерной платформы (НГП), принятие Меморандума и формирование Координационного Совета НГП.

Это событие решили обсудить участницы конференции Ирина Альховка (МОО «Гендерные перспективы»), Ирина Соломатинаи Татьяна Щурко (феминистская инициатива «Гендерный маршрут»).

Женское движение в Беларуси – это миф или реальность?

Ирина Альховка: Не скрою, что по прошествии 20 лет с момента появления первых женских организаций и инициатив мне бы хотелось видеть более организованное и сильное женское движение в нашей стране. Но мы имеем то, что имеем, и я также чувствую свою ответственность за такое положение дел. Женское движение не консолидировано и не однородно. Различается оно и по идеологическим подходам и ценностям (по тому, как женские организации и их лидеры относятся к социальным ролям женщины, ее «истинному» естественному предназначению, праву женщины на аборт, феминизму, гендерному равенству), и по подходам к сотрудничеству с государством. Таким образом, если фундаментальные ценности не совпадают, сложно говорить о стратегическом партнерстве и консолидации. Но мне очень хочется, чтобы такое движение было в нашей стране.

Ирина Соломатина: В ходе конференции мне любопытно было слушать докладчиц, так как и Светлана Бурова (зам. председателя ОО «БАМХЖ»), и Ольга Горбунова (член правления ОО «Радислава») начинали свои выступления с благодарности в адрес Людмилы Петиной (сопредседателя ОО «ЖНДД») за ее самоотверженный труд на ниве продвижения гендерного равенства в Беларуси и взращивания новых организаций. Зная о том, что как раз 20 лет назад, то есть в 1992 году, было учреждено Женское христианско-демократическое движение (так возглавляемая Петиной организация называлась до 1999-го, а затем была переименована в Женское независимое демократической движение, ЖНДД), я подумала, что нахожусь на корпоративном юбилее.

Но позднее стало понятно, что речь всё же идет о 20-летии женского движения в Беларуси в целом. И стало еще интереснее, так как, например, Нина Стужинская (которой не было на мероприятии) – председатель ОО «Беларусская женская лига», кандидат исторических наук – считает: «Самым ярким периодом в истории Беларуси, когда женщины стали выходить на политические позиции, с моей точки зрения является первая четверть ХХ столетия. Время грандиозных геополитических изменений, социальных катастроф, перекройки карты Европы, как ни странно, заставило женщин заняться не свойственной им работой – политикой. На волне национального Возрождения и борьбы за независимость и государственность Беларуси появились первые организованные женские группы, как правило, культурного и гуманитарного направления. Это была первая ступенька выхода на широкое политическое поле».

Елена Eськова, лидер Беларусской женской партии «Надзея», ликвидированной в 2007 году, также считает: «Женское движение в Беларуси имеет глубокие исторические корни. Первые женские организации появились в Беларуси в конце XIX века как отделения российских женских обществ. Специфика их заключалась в сочетании борьбы за равноправие полов и идеи национального возрождения беларусского народа».

То есть получается, что женское движение в Беларуси, скорее есть, чем его нет.

Но если обратиться к «Словарю гендерных терминов», то мы обнаружим, что его нет в классическом понимании. Поскольку«женское движение» – «это совокупность многих женских организаций с фиксированным и нефиксированным членством, которые активно действуют в обществе с целью удовлетворения интересов различных социальных слоев женщин, а также корректировки государственной политики для достижения гендерного равенства в различных сферах общественной жизни».

В структуре третьего сектора женские организации сегодня составляют менее 1,5% (около 30 организаций разного территориального уровня) и действуют они, безусловно, не очень активно. Многие из 1,5% вообще отрицают наличие дискриминации женщин, а также их специфических интересов, которые необходимо защитить. Например, сопредседатель ОО «Беларусский союз женщин» (БСЖ) и председатель постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по образованию, науке, культуре и социальному развитию Антонина Морова считает, что в Беларуси нет необходимости принятия закона о гендерном равенстве для продвижения равноправия мужчин и женщин, так как одинаковые права мужчин и женщин уже гарантированы Конституцией. Сегодня в БСЖ состоят более 170 тысяч женщин, действуют около 3 тысяч первичных организаций, а в 2011-м Союз отметил 20-летие существования.

Тем не менее, периодически некоторые женские НГО пытаются консолидировать усилия, чтобы «поднять женское движение в Беларуси на качественно новый уровень и усилить влияние женщин в обществе». Так, в 2007 году представительницы общественных объединений Беларуси из 17 городов и инициативы, осуществляющие женские программы, подписали 17 июня в Киеве меморандум о партнерстве. Это произошло в рамках международной конференции «Женская сеть – шанс обретения силы и влияния». Желание работать в рамках сети выразили представительницы РОО «Беларусская женская лига», ОО «Адраджэнне», Ассоциации женщин-юристов (Гомель), Женского клуба «Бона» (Кобрин), клуба «Ульяна» (Витебск) и др.

Но на «качественно иной уровень» перейти не получилось, так как «иной уровень» как минимум предполагает признание наличия различных направлений внутри женских НГО и инициатив, имеющих собственную систему идей, из которых формируются идеология, определяются цели, видение будущего, синтезирующие специфические интересы различных социальных групп женщин на конкретном этапе. Качественный уровень также предполагает способность и желание коммуницировать и договариваться на горизонтальном уровне. К сожалению, ничего этого не наблюдается ни внутри сектора женских организаций, ни снаружи, то есть в третьем секторе в целом.

Татьяна Щурко: «Женское движение» – это некая макрокатегория, которая не позволяет нам понять, какие есть проблемы и почему многое не работает. Я бы скорее говорила о том, что в нашей стране есть женские НГО. Их, как заметила Ирина Соломатина, немного, что, конечно, прискорбно. Но если взглянуть на качество этих организаций, то по большому счету увеличение их количества ни на что не повлияет. Это как с парламентом, в котором у нас 30% женщин, но по сути это не способствует продвижению женского вопроса или гендерной проблематики.

Я согласна со всеми проблемами, которые обозначила Ирина Альховка.

Женские организации часто проявляют чудеса нечувствительности к гендерной тематике, критике ряда вопросов и т.п.

Важно то, что многие организация являются сервисными, то есть ориентированы на определенную категорию женщин и оказание помощи. И нам катастрофически не хватает женских правозащитных организаций, исследовательских центров и особенно феминистских организаций.

Мы говорим о том, есть ли «женское движение» в Беларуси, но мы не говорим о том, насколько это движение чувствительно к феминистской тематике. На обсуждаемой конференции в Минске многие сетовали на отсутствие молодых женщин в организациях, объясняя это немотивированностью молодого поколения. Однако мне причина видится в другом. Наши женские организации излишне иерархизированы, зачастую «традиционны» в своих взглядах, негибки и, соответственно, не привлекательны для молодых активных женщин. Более того, часто «слепота» и нечувствительность организаций к теме конструирования сексуальности, деконструированию института семьи работает скорее на официальный дискурс, нежели на решение проблем, связанных с гендерной дискриминацией.

Соответственно, я осознаю роль и важность женских организаций, их необходимость, однако я достаточно критически настроена в их отношении в связи с тем, что часто складывается впечатление, что все 20 лет мы ходим по кругу, обсуждая одни и те же платформы и идеи. Обсуждения проблем выживания женских НГО не сопровождается дискуссиями о том, каким образом все-таки возможно работать на этой ниве, какие формы можно было бы использовать в ситуации невозможности открытого и непосредственного публичного высказывания, например, на улице. К сожалению, ситуация в Беларуси требует от нас определенной изобретательности. И, мне кажется, это должно стать важным компонентом обсуждений и работы.

Кто и как сегодня говорит (или может говорить) о женских достижениях и перспективах в гражданском секторе?

Немає коментарів:

Дописати коментар