вівторок, 30 жовтня 2012 р.

К проблеме евразийской интеграции. Реальные процессы и оценки экспертов


Объем современного научного и аналитического контента сейчас стал настолько высок, что можно не сомневаться, что подавляющее большинство ученых или людей, которые хотят, чтобы их так называли, не читают своих коллег, либо читают крайне выборочно. По крайней мере, такое мнение складывается в отношении экспертного сообщества занимающегося проблемами евразийской интеграции.


Процесс, запущенный В.Путиным и Н.Назарбаевым сейчас стремительно загоняется в аналитический тупик всевозможными «специалистами», которые говорят об его эфемерности, которые приводят различные выкладки региональных торговых и экономических параметров, оценивают национальную и образовательную политику, различные внутрирегиональные противостояния местных элит. Все это, безусловно, интересно и где-то даже полезно на втором-третьем этапе интеграции, когда будут решаться проблемы уровня объединения Пермского края или урегулирования противоречий между северными и южными кланами в Киргизии. Это проблемы, которые на глобальном уровне интеграции никакой роли не играют. Абсолютно никакой.
Реальная ситуация разворачивается на уровне глобальных политических процессов, которые сейчас все больше свидетельствуют о пересмотре текущей системы геополитических и геоэкономических раскладов. Мировая политическая элита готовится к переходному периоду, в ходе которого, скорее всего, однополярный мир уступит место нескольким зонам международного уровня. Естественно, что формирование этих зон проходит уже сейчас, и невооруженным глазом можно заметить, что зона «Исламского мира» упредительно максимально ослабляется, поскольку ее потенциал возможно контролировать при максимальной консолидации ресурсов ведущих мировых игроков. А если при формировании нового зонального разделения США и Великобритания окажутся в разных зонах? Тогда сглаживать преимущества «Исламского мира» уже будет нельзя только с помощью имеющихся средств, так как часть их будет направлена в другие сферы. Тоже самое относится к Китаю, который готовится поглотить Японию (в экономическом плане, а может быть и в военном). Его уже берут в узду экономической зависимости от банковского сектора (как и любой другой растущий проект).
В этой связи формирование новой международной зоны на просторах бывшего СССР является не прихотью России с ее «имперскими замашками», а необходимостью заткнуть геополитическую брешь нового мирового порядка, сформировав на пространстве Северной Евразии политически артикулированное образование. В этой связи инициативы В.Путина и Н.Назарбаева не должны оцениваться как очередная междугосударственная инициатива о встречах, симпозиумах, выставках и других приятных мероприятиях, которые на выходе не дают никакого результата. Речь идет о самом существовании пространства, на котором сейчас находятся Россия, Казахстан, Узбекистан, Киргизия и другие страны СНГ.
Соответственно и задачи перед этим образованием стоят самые высокие и сложные. Для начала речь идет о формировании технологической зоны, то есть о том, что будет продавать условный «Евразийский союз» на мировом рынке. На сегодняшний день, кроме полезных ископаемых не просматривается ни одного конкурентоспособного товара. Соответственно, задача нового руководства либо организовать производства в рамках нового политического образования, либо захватить как можно больше рынков сбыта. Во многом от того, как будет развиваться ситуация в этом направлении, зависит и политическая конфигурация нового объединения. Одно можно сказать точно: и российскую элиту, и элиту стран СНГ ждет серьезное урезание, поэтому сопротивляться процессу интеграции будут достаточно много политических субъектов, хотя их падение при незавершенной интеграции будет еще больнее, так как их статус как представителя элиты в любом случае будет нуждаться в подтверждении каким-либо из глобальных политических игроков, но этого не произойдет, так за пределами зон они будут никому не нужны.
После установления экономической модели и политической системы начнется, так называемый технологический этап, который будет нацелен на установление системы местного самоуправления, общего образования, конструирование идентичности. Именно этот этап интеграции и вызывает у нашего экспертного сообщества наибольший интерес, поскольку здесь есть возможность для «просчитывания» или просто изобретения самых различных вариантов, которые, по большому счету, крайне ограничены.
Ограничены варианты «Евразийского союза», потому что у него есть своя экономическая ниша и свои особенности этнокультурного ландшафта. Это означает, что ждать прорыва системы общего образования в ближайшем будущем не стоит. Политическая элита будет заинтересована в определённом уровне политического сознания и профессиональных навыках основной массы населения. Простор для развития может быть лишь в сфере элитного высшего образования, которое нам придется строить самостоятельно.
Важно заметить, что указанные процессы будут продиктованы скорее глобальными политическими и экономическими процессами, нежели желаниями политической элиты. Так, например, какими бы светскими не были представители элиты, так или иначе им придется развивать религиозную инфраструктуру: и православную – для позиционирования себя в качестве самостоятельной «цивилизации», и исламскую – для внешних связей.
Сделав первый черновой набросок будущего «Евразийского союза» мы попытались поставить перед экспертным сообществом реальные проблемы, в отношении которых существуют реальные проблемы аналитического характера. Насущной и, наверное, самой болезненной проблемой в данной парадигме остается разработка эффективного механизма селекции и структурирования элит, который будет затрагивать все сферы социума и власти. В случае, если механизм получится удачным, это даст не просто более мирное разрешение проблем интеграции, но и даст конкурентное преимущество «Евразийскому союзу» перед остальными международными зонами, у которых механизмы рекрутирования элит уже сложились и будут изменяться крайне незначительно.
Виталий Мосалёв,
специально для islam-ca.com

Немає коментарів:

Дописати коментар